"Если ты способен видеть прекрасное, то только потому что носишь прекрасное внутри себя.
Ибо мир подобен зеркалу в котором каждый видит собственное отражение" Пауло Коэльо

суббота, 13 июня 2015 г.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ИНИЦИАЦИЯ ПОДРОСТКА

(по мотивам индейского
эпоса в изложении Генри Лонгфелло «Песнь
о Гайавате»)

В произведении Генри Лонгфелло "Песнь о Гайавате" в художественной форме представлены некоторые аспекты психологии развития личности. В частности красиво выписан процесс инициации подростка — то есть перехода из мира детства во взрослую жизнь. Глава, в которой это описывается, называется «ГАЙАВАТА И МЭДЖЕКИВИС» - по именам главного героя и его отца. Начинается она так:


                        Миновали годы детства,
                        Возмужал мой Гайавата (здесь и далее выделено автором);

Далее по тексту бабушка Гайаваты — Нокомис — рассказывает внуку о проблемах в отношениях его родителей. Это становится отправным пунктом во взрослении Гайаваты. Как говорится, начинается подростковый возраст, когда мы осознаем, что наши родители не идеальны, а заканчивается, когда мы принимаем их несовершенство, прощаем их за это, и их недостатки нас не обременяют.
                      И поведала Нокомис
                      Внуку тайну роковую:
                      Рассказала, как прекрасна,
                      Как нежна была Венона,
                      Как сгубил ее изменой
                      Вероломный Мэджекивис,
                      И, как уголь, разгорелось
                      Гневом сердце Гайаваты.

Гайавата решается идти на встречу к отцу.  Он хочет наказать его за убитую веру в родительский идеал, за разрушенный уютный мир детства, в котором все правильно, добро правит и все ведут себя в соответствии с законами справедливости. Первая реакция при встрече — страх. Он теперь боится не столько отца, сколько своего тайного гнева на него.                     

                           С тайным страхом Гайавата
                         Пред отцом остановился:
                      

Между ними происходит разговор. Отец много говорит о своих подвигах, тем самым пробуждая в душе сына гордость за свой род, что очень важно для становления молодого мужчины и его успешной жизни.
                      Много дней прошло в беседе,
                      Долго мощный Мэджекивис
                      Похвалялся Гайавате
                      Прежней доблестью своею,
                      Приключеньями былыми,
                      Непреклонною отвагой;
                     
Гайавата молча слушает отца, но в сердце его зреет гнев. Когда ребенок начинает осознавать себя отдельной от родителей личностью, сперва это не проявляется внешне. Сначала ощущение самости накапливается в виде внутренней неудовлетворенности у подростка. Начинается это как раз во время осознания несовершенства родителей. «Я думал, вы — идеал, а потому стремился быть с вами единым целым, стремился к вам, как к своему идеалу, а вы оказались самыми заурядными людьми, ничем не лучшими, чем другие, в том числе и Я», - как бы говорит внутренний голос в ребенке. В сердце зреет желание познать себя, отделиться от «несовершенных» родителей, стать самодостаточным без их влияния. На этом первом этапе дети молчат, никак не выдавая своего гнева.

                      Молча слушал Гайавата,
                      Как хвалился Мэджекивис,
                      Терпеливо и с улыбкой
                      Он сидел и молча слушал.
                      Ни угрозой, ни укором,
                      Ни одним суровым взглядом
                      Он не выказал досады,
                      Но, как уголь, разгоралось
                      Гневом сердце Гайаваты.

Второй этап характеризуется первичным ощущением своей индивидуальности. Теперь ребенок уже более открыто вступает в диалог с родителем. Понимает, что у него  есть своя собственная, отделенная от родительской, жизнь, о которой взрослые  уже далеко не все знают. Ему, только ему, решать, приоткрывать им завесу своих секретов или нет. Он может ответить на вопрос о своей жизни, может уйти от ответа, может сказать неправду, но при этом будет прав: есть вещи, о которых человек может не говорить никому, даже своим родителям. В песне предлагается интересный диалог Гайаваты И Мэджекивиса, в котором они друг у друга спрашивают очень личные вещи, и друг другу отвечают ложь. Это впоследствии спасает обоих во время следующего этапа развития отношений между родителями и повзрослевшими детьми. 

                      И сказал он: "Мэджекивис!
                      Неужель ничто на свете
                      Погубить тебя не может?"
                      И могучий Мэджекивис
                      Величаво, благосклонно
                      Отвечал: "Ничто на свете,
                      Кроме вон того утеса,
                      Кроме Вавбика, утеса!"
                      И, взглянув на Гайавату
                      Взором мудрости спокойной,
                      По-отечески любуясь
                      Красотой его и мощью,
                      Он сказал: "О Гайавата!
                      Неужель ничто на свете
                      Погубить тебя не может?"

                      Помолчал одну минуту
                      Осторожный Гайавата,
                      Помолчал, как бы в сомненье,
                      Помолчал, как бы в раздумье,
                      И сказал: "Ничто на свете.
                      Лишь один тростник, Эпоква,
                      Лишь вон тот камыш высокий!"
                      И как только Мэджекивис,
                      Встав, простер к Эпокве руку,
                      Гайавата в страхе крикнул,
                      В лицемерном страхе крикнул:
                      "Каго, каго! Не касайся!"
                      "Полно! - молвил Мэджекивис.
                      Успокойся, - я не трону".

После очередной беседы настает кульминационный момент - «обряд инициации». Сейчас он, возможно, происходит без набора символических мероприятий, как это происходило в древних племенах, однако сути своей от этого не потерял.  Гайавата решается сказать отцу правду, которую так долго копил в себе, а именно то, что он гневается на него.                          

                       И воскликнул Гайавата:
                      "О коварный Мэджекивис!
                      Это ты убил Венону,...
                      
                      Тихо голову седую
                      Опустил в тоске глубокой,
                      В знак безмолвного согласья.

После этого гнев выражается в полной мере. Между отцом и сыном начинается схватка, война, рознь. Начинает ее сын.

                      Быстро встал тогда, сверкая
                      Грозным взором, Гайавата,
                      На утес занес он руку
                      В рукавице, Минджикэвон,
                      Разломил его вершину,
                      Раздробил его в осколки,
                      Стал в отца швырять свирепо:
                      Словно уголь, разгорелось
                      Гневом сердце Гайаваты.

Отец сначала пытается «тушить» возгоревшийся пожар в сердце молодого человека, но это его не останавливает. Он должен «победить», он должен пройти путь, он должен превратиться из мальчика в мужчину. Такова истина жизни. 

                      Но могучий Мэджекивис
                      Камни гнал назад дыханьем,
                      Бурей гневного дыханья
                      Гнал назад, на Гайавату.

После тщетных попыток утихомирить отпрыска, отец, говоря современным языком, «ставит на нем крест».

                      Он схватил руной Эпокву,
                      Вырвал с мочками, с корнями, -
                      Над рекой из вязкой тины
                      Вырвал бешено Эпокву
                      Он под хохот Гайаваты.

Битва шла не на жизнь, а на смерть, как и положено при обряде инициации.

                      И начался бой смертельный
                      Меж Скалистыми Горами!
                      
Со временем молодой герой стал побеждать. Интересен тот момент, что оттесняет он  отца к его же, отцовским, владениям. Родители за 15 лет жизни настолько привыкли считать ребенка своей собственностью, что только энергия самого подростка способна их вернуть к правильному пониманию: он — не они, он не такой, как они, он хочет быть другим, и он имеет на это право. На тему психологических границ между людьми есть хорошая книга Генри Клауда и Джона Таунсенда «Барьеры».                        

                      Отступать стал Мэджекивис,
                      Устремился он на запад,
                      По горам на дальний запад
                      Отступал три дня, сражаясь,
                      Убегал, гонимый сыном,
                      До преддверия Заката,
                      До границ своих владений,
                      До конца земли, где солнце
                      В красном блеске утопает,

Теперь отец может гордиться своим сыном, также, как и сын отцом, который поведал ему о своих подвигах молодости. Сын прошел процесс инициации, он заслужил уважения отца, их отношения могут вернуться в конструктивное русло. Во время боя отец осознавал, что сын не сможет ему сделать ничего, ведь его жизнь уже славно прожита, она осталась в памяти народа, он в какой-то мере бессмертен.
                      
                      "Удержись, о Гайавата! -
                      Наконец вскричал он громко, -
                      Ты убить меня не в силах,
                      Для бессмертного нет смерти.
                      Испытать тебя хотел я,
                      Испытать твою отвагу,
                      И награду заслужил ты!

После этого отец дает сыну поручения, ставит перед ним задачи, вдохновляет на выполнение жизненной миссии.

                      Возвратись в родную землю,
                      К своему вернись народу,
                      С ним живи и с ним работай.
                      Ты расчистить должен реки,
                      Сделать землю плодоносной,
                      Умертвить чудовищ злобных,
                      Змей, Кинэбик, и гигантов,
                      Как убил я Мише-Мокву,
                      Исполина Мише-Мокву.

Поскольку сын показал себя достойным отца, он обещает считаться с ним как с равным себе. 

                     А когда твой час настанет
                      И заблещут над тобою
                      Очи Погока из мрака, -
                      Разделю с тобой я царство,
                      И владыкою ты будешь
                      Над Кивайдином вовеки!"

После всего, что произошло, Гайавата повзрослел. Он оставил горечь гнева и жажду мести, и ощутил себя в доброжелательном мире, в котором у него теперь все получится.                           

                      На восток, в родную землю,
                      Гайавата путь направил.
                      Позабыл он горечь гнева,
                      Позабыл о мщенье думы,
                      И вокруг него отрадой
                      И весельем все дышало.

                          
Современное общество исключило из своего быта  обрядность, наполненную практическим смыслом. Это касается и обряда инициации. Символизм ушел из психологических процессов в отношениях между поколениями. По этой причине  в нашу жизнь вселяются недопонимание и  проблемы. Но когда мы осознаем глубинные процессы нашей психики и психики наших детей, у нас появляется возможность  контролировать происходящее в семье.
Автор: Ирина Романовских


Комментариев нет:

Отправить комментарий