"Если ты способен видеть прекрасное, то только потому что носишь прекрасное внутри себя.
Ибо мир подобен зеркалу в котором каждый видит собственное отражение" Пауло Коэльо

суббота, 20 февраля 2016 г.

отрывок из фантастической повести Руслана Бедова "Хранитель бездны" (текст исправлен)

То, что мои новые спутники называли городом мне больше напоминало гигантский парк. С высоты нескольких километров видна была свитая в причудливую вязь система ровных и плавно изгибающихся линий широких теннистых аллей, проложенных между невысоких деревьев. На их аккуратно подстриженных ветках красовались распустившиеся бутоны из бледно-голубых лепестков размером с большое блюдо. Здания были приземистыми, квадратные или прямоугольные с плоскими крышами. Издали казалось, что стены сделаны из цветного матового стекла. На окраине этого грандиозного паркового комплекса в ряд стояли четыре ступенчатые пирамиды циклопических размеров. В одном ряду с ними возвышалось еще более высокое цилиндрическое здание в виде тонкого шпиля.
Когда наш летательный аппарат сделал крутой вираж и направился в сторону пирамид, я осознал, что достаточно долго неподвижно стоял возле прозрачной стенки с открытым ртом и вовсю глазел вниз. Наверное у меня был весьма комический вид. Я повернулся.  
Довольно обширное помещение  с высоким овальным потолком и вогнутыми стенами казалось пустым.
Несколько минут назад, когда я пришел в себя, то обнаружил себя сидящим в удобном кресле. Судя по всему, “тарелка” была гораздо больше той, на которой я покинул селение Сараматов.
Несколько борейцев, высоких людей, больше двух метров ростом, смешно переминаясь на тонких ногах, колдовали над замысловатыми голограммами, меняющимися у них перед глазами с невероятной скоростью: причудливая вязь   символов, похожих на те, которые я видел на камне у “дедугана”.
Я старался изо всех сил не смотреть туда, где за полупрозрачной матовой перегородкой находилась моя Маринка.
Борейцы в масках совершенно неожиданно ворвались как раз в тот момент, когда моя бывшая жена хотела меня прикончить вслед за Ат-Маном. О том, куда дели тело последнего так никто ничего вразумительного не сказал. Ограничились кратким и сухим “с ним все будет хорошо”. Что это значило, осталось за гранью моего понимания.
-Мы сейчас приземляемся, вас ждут, - коротко произнес подошедший ко мне бореец и, отвернувшись, вновь занялся своими делами.
Когда я все-таки решился взглянуть на застывшее лицо Марины за стеклом, экраны потухли и меня пригласили пройти через сизоватое облако, возникшее на одной из выпуклых стен.
Мы приземлились на овальную платформу высоко над поверхностью. Отсюда Земля была видна покрытой сизоватой дымкой, до быстро летящих над головой облаков, казалось, можно было дотронуться рукой.
На платформе царило возбуждение - борейцы бегали взад-вперед, смешные, похожие на страусов, что-то возбужденно говорили, бегло просматривая то и дело возникающие перед глазами голограммы с непонятными изображениями. На нас никто не обращал внимания.
-Что происходит? - спросил я сопровождающего меня борейца, зябко кутаясь в свою легкую кожаную курточку - было холодно, кроме того, чувствовалось, что воздух разряжен и становилось тяжело дышать.
-Один из городов в южном полушарии планеты был только что атакован драками с орбиты, - нехотя ответил инопланетянин и прикусил нижнюю необычно тонкую губу, - от туда хлынул поток беженцев-инданов сюда, в Борею…
К нам подошли двое и как один сверху вниз посмотрели на меня:
-Консул Атлантиса отбыл час назад по срочному поручению своего правительства, - бесстрастно произнес один из них, словно ни к кому не обращаясь, - до его прихода пришелец из реки времени остается под государственным протекторатом правителей Бореи.
Мой сопровождающий только молча кивнул и, повелительно бросив мне “иди с ними”, вернулся в корабль.
Я никогда не видел таких огромных помещений. В сопровождении двух новых спутников, манерой двигаться напоминавших киборгов майора Синченко, мы проходили через несколько помещений необъятных размеров с колоннами, которые я в начале принял за колонные залы для торжественных встреч - настолько они были огромны и имели величественный вид. Но, как следует осмотревшись, я понял, что это всего лишь коридор, на боковых стенах которого, выложенных исполинскими мегалитами находились четырехметровые проемы с остроконечными арками. Проходы в них заполняла светло-голубая светящаяся субстанция, напоминавшая поверхность озера в солнечный день.  
Высота потолков достигала где-то двух десятков метров. Колонны толщиной почти в четыре моих обхвата казались мне ракетами, устремлявшимися в высь. Вокруг ни души. Шаги отдавались гулким загробным эхом от каменных стен, терявшимся где-то высоко под сводами. Я поспешно семенил, стараясь не отставать от своих провожатых, бывшими выше меня на две головы.
К тому времени, когда наше бесконечное путешествие по владениям Циклопа закончилось , я чувствовал себя в конец измотанным. Мы остановились перед одним из гигантских дверных проемов. Меня довольно бесцеремонно толкнули в гудящую, словно трансформаторная будка, светло-голубую субстанцию.
Не успел я испугаться миллионов вонзившихся в плоть микроскопических иголок, как оказался в помещении еще больших размеров, нежели то, из которого пришел. Потолка вообще не было видно за бледно-розовой дымкой. В ее недрах хищными змеями извивались кривые фиолетовые молнии. Они причудливой сеткой опускались по волнистой поверхности исполинских колонн, к каменным плитам на полу и разбегались под ногами. В сотне шагов, в глубине зала, возвышалась серая каменная стена. Молнии, ниспадавшие водопадом на нее с потолка, закручивались в спирали и снова разбегались в разные стороны.
Мои конвоиры остановились и я застыл на месте вместе с ними, завороженный увиденным зрелищем.
Вдруг пол задрожал, стена с низким гулом стала поворачиваться вокруг своей оси. Спустя минуту, у меня представился шанс не только прийти в еще большее изумление, но и покрыться с ног до головы липким потом от нахлынувшего мистического ужаса. Стена оказалась спинкой циклопического каменного трона, на котором восседал некто огромного роста. Он почти полностью был покрыт клубящимся багровым маревом со стежками молний. Я видел только руки с длинными перепончатыми пальцами и ноги до колена. Учитывая расстояние до этого исчадия ада, я прикинул, что ростом едва дохожу ему до середины голени.
Тут же голова стала раскалываться от невыносимой боли и пронизывающего свиста в ушах. Спустя секунд двадцать я стал терять сознание, но окончательно упустить связь с действительностью не успел - дикий шум вдруг исчез и я почувствовал себя так хорошо, как не чувствовал, наверное, с момента рождения.
-Эта желтая звезда завершает третий оборот вокруг центра галактики с тех пор, как я участвую в борьбе с драками.
В начале сложно было понять откуда слышался этот голос. Я отчетливо слышал только свое дыхание и мерное потрескивание молний у моих ног. Гигант, сидящий передо мной, не двигался совершенно и был похож на каменную исполинскую статую. Голос шел изнутри. Это не был звук, но словно мощный поток вырывался откуда-то из моей груди, вызывая непривычное и, скорее, даже приятное чувство, преобразовываясь в сознании в слова. Да, это были мысли. Чужие…
-Все это время я размышляю, но не могу понять только одного: почему тот, кто задумал создать замкнутое кольцо событий избрал в Хранители Бездны слабого человека?
Голос на время умолк, то ли давая мне возможность ответить, то ли прийти в себя от мощного течения энергии в теле.
Я отчетливо понимал, что мне нечего сказать в ответ Говорившему. Даже мысли теряли смысл перед его взглядом, взирающем на меня не с высоты своего престола, а изнутри.
-Отправившие тебя путешествовать по реке времени оказались настолько безрассудны, что даже не соизволили локализировать твое прибытие должным образом…
Дальше я не слышал голос. Мне открылось в полной мере понимание происходящего, которое несомненно внушалось Говорившим со мною. Я потерял ощущение реальности...
Кто-то, в одном из потоков времени, дабы предотвратить гибель Земли и населяющих ее аборигенов (речь шла не только о людях) создал кольцо событий, призванное блокировать возможность захвата Бездны цивилизацией ящеров (или драков).
Бездна представляет собой некий энергетический портал, находящийся на планете. Его природа до сих пор не изучена. И познать ее пока не представляется возможным. Единственное применение этому явлению - использование выделяемой энергии для своих нужд и войны. Именно из-за Бездны (явления уникального даже в масштабах Галактики) многие тысячелетия идет борьба то угасая, то возобновляясь снова. Бездна - причина того, что аннаки, борейцы и другие  расы облюбовали этот непримечательный голубой шарик в космическом захолустье.
Некто, живущий на какой-то временной магистрали, и познавший в полной мере секрет Бездны (так во всяком случае гласят древние легенды) создал ключ - человека, способного управлять порталом и познавать его, брать из него энергию для своих целей. Этот человек - основа замкнутого кольца событий, которое не первое тысячелетие пытаются разорвать жители и колонизаторы Земли и далекой планетной системы в созвездии Лиры, где обитает могущественная раса драков. Тот, кто первый овладеет силой, заключенной в Бездне, нарушит хрупкое равновесие сил и начертает свою историю...
А пока хрупкое человеческое существо, наделенное невообразимыми возможностями, продолжает хранить свою тайну, из раза в раз заключая неведомую силу в узы забвения вопреки ожиданиям многих. И чья-то непреклонная воля снова и снова запускает цепочку событий, словно старую заигранную пластинку, в надежде перехитрить рожденную однажды неведомым гением непреклонную Судьбу…
Все это я видел как бы во сне в виде образов, с огромной скоростью проносившихся  в голове один за другим. Показ сопровождался неотвратимым ощущением надвигающейся опасности.
Вдруг все закончилось и я резко открыл глаза, как это делают люди, которых разбудил от глубокого сна резкий и громкий звук. Плыли облака и ласково, совсем не слепя, светил бледно-желтый кругляк солнечного диска. Откуда-то со стороны доносился ненавязчивый звук бегущего ручья и шептавшейся травы. Щебетали птицы. Мне казалось, что  виденное мною было всего лишь дурным сном. Я просто заснул на городском пляже возле реки…
Я несколько раз вдохнул свежий, совсем не городской воздух и сел.
Это была небольшая комната, потолок и стены которой в совершенстве имитировали природу. Я чувствовал запахи, дуновение ветерка, шелест листвы на голографических деревьях. На стенах отсутствовали двери или окна, но было светло и тепло как июльским погожим днем. За спиной послышался едва заметный шорох.
Изображение лесной поляны с ручьем подернулось дымкой и растаяло, оставив вместо себя матово-белые стены. Одна из них отошла в сторону, открыв путь на широкую террасу, ограниченную невысокой каменной балюстрадой, уютно обвитой плющом. Я осторожно ступил на гладко полированные плиты террасы. Она возвышалась над землей наверное метров на десять, будучи частью двухэтажного строения с плоской крышей. Отсюда хорошо была видна широкая аллея. По обе ее стороны росли аккуратно подстриженные неизвестные мне деревья, на которых красовались большие цветы, замеченные мною с высоты. Терраса находилась как раз вровень с их замысловато выстриженными верхушками. По аллее ходили люди очень высокого роста, комически покачиваясь на тонких ногах, одетые не в комбинезоны, как я привык видеть, а в белые и светло-голубые хитоны до самой земли с балдахинами на безволосых головах. Но меня заинтересовали другие почти голые в одних набедренных повязках из странной похожей на клубящийся синеватый дым материи. Они  походили на тибетских монахов и парили над землей на высоте метра полтора, сложив ноги, подобно йогам. Руки многие из них держали на коленях, а некоторые быстрыми движениями перебирали висящие перед глазами черно-белые голограммы. На бритых головах красовались обручи с темно-зеленым кристаллом.
Рядом стоял дом из белого полированного камня с террасой. Что интересно, стена, обращенная к ней казалась глухой, без видимых признаков дверей.
Я опустил глаза и увидел возле себя низкий овальный столик, которого раньше не заметил. На нем в посуде из какого-то темного камня лежали странного вида плоды и нечто, похожее на жаренное мясо с гарниром из неизвестной мне крупы. Как-то вдруг пришло ощущение голода. Но какое-то время я не решался притронуться к яствам: меня пугало их таинственное появление ниоткуда, не говоря уже о съедобности.
Усевшись на пол возле столика и облокотившись на балюстраду я задумался Вспомнилось неподвижное лицо Марины. Что они с ней сделают?
-Зря сомневаешься, свежее мясо ангу-ура здесь готовят отменно, - раздался низкий грудной голос с соседней террасы.
Там над каменным полом парил “монах” похожий на летающих по аллее внизу.
-Ангу-ур? - растерянно переспросил я.
Черные и густые брови незнакомца удивленно поползли вверх:
-Жители шестнадцати планетных систем в радиусе двухсот световых лет знают, насколько изумительно приготовленное мясо ангу-ура в исполнении борейцев. Видать ты из дальних миров…
Я с интересом разглядывал “монаха”: у него была смуглая кожа как у современных мне индусов.
Снова невольно вспомнилось бледное и неестественно вытянутое лицо Марины.
-Ты местный житель? - спросил я.
“Индус” внимательно взглянул на меня и подлетел ближе к парапету своего балкона:
-Я дипломат. В этом городе я живу уже много сезонных циклов, - ответил он, продолжая внимательно меня изучать. Создавалось впечатление, что ему известно о возникшем в моем сознании намерении, и он уже всерьез раздумывает над ним. Я положил в рот ломтик предложенного мяса. Оно оказалось действительно вкусным: напоминало нежную сочную баранину.
-Наша раса инданов основала колонию на этой планете почти два галактических цикла тому назад, - продолжил “монах” после короткого молчания, - город находился на южном берегу материка.
-Находился? - переспросил я.
-Неделю назад  мои соотечественники подверглись орбитальной бомбардировке со стороны разведывательных кораблей драков. Им каким-то образом удалось отключить системы раннего оповещения и орбитальный щит. Тогда нас спас энергетический заслон вокруг города.
Полностью восстановить дальние оборонные рубежи так и не удалось: аннаки и борейцы оказались плохими союзниками со своими вечными дипломатическими войнами за распределение сфер влияния на этой планете. Вчера поздно вечером инданы снова поплатились за эту недальновидность: беспилотные дроны противника проникли в атмосферу и уничтожили несколько генераторов энергии, питавших защитный барьер и разрушили почти весь город. Потоки беженцев наводнили Борею. Аннаки помогли транспортом и ресурсами, но принять наших пострадавших не согласились. Теперь многие из них прячутся в подземных городах древних…
-Сюда же драки не сунутся? - выразил я робкую надежду.
В ответ индан опустил голову:
-Как оказалось, они легко вербуют аборигенов и даже борейцев, - тихим голосом произнес он, - многие считают, что появление некоего Хранителя Бездны, явившегося из временного потока совсем недавно, обострит ситуацию и вторжение ящеров неизбежно.
-Что делают борейцы с завербованными аборигенами?
-Их мозг подвергается тщательной стерилизации, но редко кто из землян выдерживают такую процедуру по причине чрезвычайно слабого сознания.
-Что с ними происходит? - продолжал допытываться я, не заметив, как сбросил с себя маску безразличного любопытства.
-Они сходят с ума и умирают в течение трех или четырех сезонов, - с сожалением глядя на меня, ответил индан. У меня снова появилось ощущение, что меня читают, словно открытую книгу.
Я резко подскочил и нечаяно перекинул стол с едой. Странные угловатые фрукты рассыпались по полу. Несколько из них упали вниз:
-Неужели нет других способов избавиться от влияния драков?!
Невольно пришли в голову слова бывшей о том, что жизни низко развитых аборигенов на этой планете мало кого волнуют. Меня это привело в ярость. Я стал ходить по террасе из одного угла в другой, понимая, что Маринке угрожает большая опасность, чем я себе представлял. Но чем дольше я так ходил, тем больше ощущение бессилия нарастало во мне.
Все это время индан с сочувствием наблюдал за мной, положив мускулистые руки на колени ладонями вверх.
-Таких как она держат в специально оборудованном лазарете, - произнес индан тем же ровным тоном, - входа туда не существует. Попадают туда посредством телепорта по секретному подпространственному каналу. Коды доступа знает крайне узкий круг доверенных лиц. В основном это психотехники и несколько охранников-андроидов.
Я остановился и вопросительно посмотрел на собеседника. Он сделал паузу, но даже мне было видно, что собирается продолжать, хотя и чувствовал он себя в тот момент несколько неуверенно.
Я не славился никогда особенной проницательностью, но тогда даже мне эта неуверенность показалась свидетельством хорошо скрываемого страха. Однако некий внутренний императив все-таки заставил этого пришельца с далекого мира сделать то, что он сделал.
Индан сделал жест правой рукой. В ладони появилось голубое облако. Оно отделилось от его тела и устремилось ко мне, застыв возле моего виска.
-Это ключ, - пояснил индан, - мне его оставил...впрочем, неважно. Некто из моих соотечественников сумел взломать  шифрование. С помощью этого модифицированного ключа ты попадешь в лазарет…
Я не успел сказать ни “спасибо”, ни спросить, как именно работает этот “ключ”.
Индан вдруг резко развернулся в воздухе вокруг своей оси и во мгновение ока оказался на противоположной стороне своей террасы. По мановению руки перед ним возник столб сиреневого света, бьющий прямо из круглой каменной плиты. Он вошел в него и растворился.
-Эй! Эй, подожди! - я сорвался с места и бросился вслед за ним, но ступив ногой на соседнюю балюстраду, я почувствовал, как мощная сила отшвырнула меня назад. Только потирая ушибленный копчик и разодранный локоть, я заметил, что терраса индана окружена едва заметным бледно-голубым сиянием. Словом, энергетическое поле в действии.
Я стал шарить глазами по террасе в поисках такого же круглого камня и увидел его в двух шагах от себя, но что делать для его активации понятия не имел. Размахивал руками как только мог, но идеально полированный камень оставался камнем. Я в сердцах топнул по нему ногой и в отчаянии выкрикнул: “да включайся же!” и отпрянул от неожиданности. Камень засветился и столб света ударил в мерцающее звездами небо - в суматохе я и не заметил как стемнело.
Облачко, подаренное мне инданом продолжало неподвижно висеть в воздухе.  
-Вот еще дьявольщина… - пробормотал я, вспомнив о том, что управлять такими штуками меня никто не учил. Хотел было бросится к нему, но повинуясь поднявшемуся из глубины естества побуждению, я пристально посмотрел на шар, затем на столб света, слепивший меня в темноте. К моему удивлению шар сдвинулся с места, пересек террасу и влетел в освещенную зону. Свет замерцал огоньками точно также, как это было у индана. Я глубоко вдохнул, даже зажмурился, осторожно ступил на камень, и... ничего не произошло.
Из-под ног вырвался луч света и на уровне глаз преобразовался в табличку с надписью, значение которой я, естественно, не понял - вероятно, вмонтированный в мои мозги чип читать инопланетные письмена не умеет или держит это умение в секрете от своего хозяина.
Я несколько раз заходил и выходил из освещенного участка, пока не убедился, что для меня эта штука не работает. Может быть, она заблокирована? И в самом деле: если вы поймали кого-то в своих владениях и привели в свой город, неужели разрешите свободно передвигаться по нему?
Я подошел к балюстраде и стал осматриваться: вход к индану закрыт, слева соседний дом стоял в метрах десяти от него, поэтому возможности добраться до него не было. Я наклонился через ограждение. Внизу, под моей, находилась такая же терраса. Оттуда лился мягкий лиловый свет. Я стал прикидывать, как мне туда попасть. Прыгать высоко, проще всего спуститься по веревке, но где ее взять? Я пробежался по совершенно пустой комнате, где заливался трелью соловей и дул приятный, по-летнему теплый ветерок. Кровать в виде широко мата, на которой я очнулся, исчезла. Было бы странно, если в этом технологическом раю нашлась бы обыкновенная веревка.
Недолго думая, я снял с себя штаны, футболку и связал их между собой. Получилась “веревка” длиною чуть меньше двух метров. Этого было недостаточно, чтобы безопасно добраться до террасы, но я был “заведен” и такие мелочи уже не останавливали.
Привязав одну штанину к балюстраде, я стянул с себя кроссовок и, перегнувшись через заграждение, бросил его на нижнюю террасу. Он беспрепятственно приземлился на каменные плиты. Защитного поля не было - путь свободен. Я был готов встретиться с кем угодно и убедить его помочь.
Осторожно перебрался через балюстраду, завязал свободный край штанины вокруг ладони и потихоньку стал спускаться. Единственное, чего я в тот момент боялся, что меня кто-то увидит со стороны аллеи, по которой продолжали степенно прогуливаться инопланетяне.
Держась двумя руками за штанину, которая начала под моим весом угрожающе трещать, я смотрел под ноги, чтобы не упасть мимо террасы. Как и следовало ожидать, я не доставал до балюстрады сантиметров семьдесят. Оставалось только раскачаться и спрыгнуть. Я поднял глаза и обомлел...

Комментариев нет:

Отправить комментарий