"Если ты способен видеть прекрасное, то только потому что носишь прекрасное внутри себя.
Ибо мир подобен зеркалу в котором каждый видит собственное отражение" Пауло Коэльо

суббота, 16 марта 2013 г.

НЕТ ЛИ ЗДЕСЬ ПРОРОКА ГОСПОДНЯ?



(4-я Царств 3:10-11)
Третья глава начинается с того, что в Израильском царстве восходит на престол Иорам, царь Ахава. Библия описывает этого человека достаточно нелицеприятно, оценивая его как царя, который недалеко ушел от своих предшественников в отступлении от законов Божьих: «…грехов Иеровоама, сына Наватова, который ввел в грех Израиля, он держался, не отставал от них». Конечно, нельзя сказать, что для Иорама религия была неважна. Однако ее ценность этот царь, как, впрочем, большинство правителей всех времен, оценивал, скорее, с политической точки зрения, нежели усматривал в ней источник духовного насыщения для своей души, что и послужило причиной его духовного невежества. Воспитание нечестивого отца отложило на характере Иорама свой отпечаток. Но Бог не терял надежду на спасение этого человека и усматривал в глубине его сердца некоторую духовную борьбу, скрытую пока что от посторонних глаз, и не осознаную, вероятно, даже самим царем: «…делал неугодное в очах Господних, хотя не так, как отец его и мать его…». То, что произошло потом, должно было по замыслу Божьему стать для Иорама катализатором тех еще не проявленных светлых сил, которые оставались в нем, не смотря ни на что; открыть царю глаза на самого себя, на свою духовную нужду, увидеть себя истинного. Это был его шанс и он, как и каждый из нас, оказался перед выбором воспользоваться этим шансом или проигнорировать его.  
Далее Священное Писание повествует о том, что очередная военная кампания царей Израильского и Иудейского оказалась на гране провала. Усмирение Моавитян для солдат этой армии могло обернуться катастрофой прежде, нежели они обнажат мечи – их противником оказалась пустыня: «И шли они обходом семь дней, и не было воды для войска и для скота, который [шел] за ними».
Сложно сказать, на что рассчитывал Иорам, когда принял решение идти через пустыню. Возможно, ему казалось, что это должен быть удачный тактический ход. Противник наверняка не предполагал, что Иорам осмелится вести свое войско через самое сердце безводной пустыни. Но царь ошибся, и мы видим, как его несомненное, как показалось ему самому, поражение Бог превращает не только в победу над моавитянами, но также создает уникальную возможность для самого Иорама приблизиться к Источнику истинному.
В 10 – 11 стихах перед читателем раскрывается духовная кульминация этой удивительной истории. Урок, который Господь преподал Иораму в пустыне Едомской, актуален и для тех, кто живет сейчас, почти три тысячелетия спустя.
Пустыня в Библии – это всегда место, где раскрывается человеческая природа, срываются все маски, исчезает все наносное и ненастоящее, где все тайное, сокрытое в глубинах нашего сознания, под влиянием Божьего Духа выходит на поверхность и становится настолько очевидным, что невозможно ошибиться в его оценке. Именно поэтому пустыня – это место (или время) суда Господнего, в справедливости которого нет повода усомниться никому, поскольку оправдывает или осуждает себя сам подсудимый.  
«И сказал царь Израильский: ах! созвал Господь трех царей сих, чтобы предать их в руку Моава». В этих словах проявилась истинная сущность Иорама, его духовная несостоятельность, душевная слабость, неверие и страх, свойственные обычно людям, не имеющих понятия о духовной стороне бытия. Неужели царь Израильский не слышал о Боге Авраама, Исаака, Иакова? Неужели он ничего не знал о чудесном Исходе его народа из египетского рабства, о сверхъестественных победах израильского оружия? Неужели Иорам не ведал о делах жившего в его дни пророка Елисея? Наверняка все это ему было известно, и ответ в том, что «…не принесло… пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших» (Евр.4:2).
Мы, имеющие возможность знать много более примеров божьего вмешательства в дела человеческие, не повторяем ли вслед за Иорамом слова неверия и безнадежности? Каждую субботу из года в год мы слышим несметное количество проповедей, изучаем библейские уроки, но что происходит с нами, когда мы выходим за красивые ворота наших молитвенных домов? Не выглядит ли это порой в глазах Бога так, будто мы выходим из языческого капища, когда перед лицом неудачи или беды мы пасуем и провозглашаем на весь мир о собственном поражении, как это сделал царь Иорам? Как же поступает духовный человек, для которого духовная жизнь не заканчивается за дверями храма?
«И сказал Иосафат: нет ли здесь пророка Господня, чтобы нам вопросить Господа чрез него? …есть у него слово Господне». В ситуации, когда на тебе лежит ответственность за огромное количество людей и скота, а вокруг на многие километры нет ни капли влаги можно многое передумать. Иософата, вероятно, одолевали различные мысли и чувства. Может быть, он даже засомневался в целесообразности этого похода. Если все так произошло, то значит, воли Божьей на это не было? А что если Бог наказывает его за союз с нечестивым израильским царем? А что если…
Имели место такие мысли у царя иудейского или нет, об этом Священное Писание молчит, но Дух Святой доносит нам его слова, слова, наполненные верой. В то время, как дух Иорама рождает жалкий вопль отчаяния, порожденный неверием и слабостью, слова Иософата провозглашают силу духа и доверие Богу. Мы знаем конец этой истории: объединенная армия одержала победу над Моавом. Но победа эта совершилась не тогда, когда последний вражеский воин пал на боле битвы. Победа воплотилась в этих, наполненных духом словах иудейского царя: «нет ли здесь пророка Господня?»
Перед нами два типа людей: одни подобно Иораму, руководствуются чувствами, порожденными неблагоприятными обстоятельствами, видят только собственную слабость и поражаются собственным неверием; другие же, подобно Иософату, несут слово веры, заложенное в сердце и принесшее, как видно из истории, обильный плод. Этот царь не только решил первым делом обратиться к пророку за помощью, но был уверен: «…есть у него слово Господне».
А какому средству решения проблемы склонны доверять мы в момент, когда от нас требуется сделать выбор: то, которым пользуются материально ориентированные люди или то средство, в основу которого заложено духовное знание о Боге и Его творении? Именно этот выбор, а не наше вероисповедание, наши знания, наше служение и положение в церкви определяет степень нашей духовности.

Комментариев нет:

Отправить комментарий